Форма входа

Категории раздела

Мои статьи [10]

Поиск

Наш опрос

Бу сайтни қандай бахолайсиз?
Всего ответов: 147

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Пятница, 19.10.2018, 00:18
Приветствую Вас Гость | RSS
Жадидлар харакати
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Мои статьи

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДЖАДИДОВ ДО ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА
Тактика джадидизма сводилась в дореволюционное время в значительной степени к культурничеству. Для революционного действия, как они считали, не было тогда объективных условий.

Однако даже легальная проповедь джадидов наталкивалась на преследование со стороны правительства, реакционной части буржуазии и духовенства, которым нередко, в тех или иных районах государства, удавалось восстановить против джадидов и более широкие массы.

В этом отношении характерны события, которые произошли по поводу новометодных школ Абду Вахид Бурханова и Низаметдина.

Еще в 1908 г., после годичного существования, в школах Абду Вахид Бурханова было решено организовать для своих учеников торжественные экзамены в присутствии родителей, духовенства и городской знати. Туда же были приглашены представители всех других слоев населения Бухары.

И вот во время экзаменов произошел между собравшимися крупный спор. Все общество раскололось на два враждебных лагеря. Предметами спора явились: 1) оценка новых школ, 2) предметы преподавания.

Одна группа знатных людей с муллой Икрамом во главе считала новые школы как по форме, так и по существу, весьма полезными для развития народа и процветания страны и не находила в них ничего антирелигиозного или антигосударственного. Поэтому она высказалась за реформу, согласно взглядам джадидизма всей системы народного образования, вплоть до медресе, т.е. высших мусульманских школ.

Другая часть во главе с муллой Абдуразык признавала новометодные школы вредными - антирелигиозными и антигосударственными и высказалась за необходимость общественной и государственной борьбы с ними.

Реакционеры приводили два основных аргумента против новометодных школ:

1) форма обучения в школах не мусульманская, она приближается к русскому или европейскому типу (дети сидят за партами, одновременно пишут и читают и т.д.);

2) новометодные школы не отвечают принципам ислама и по существу, ибо, хотя в них и преподается религия, но она извращена, а, кроме того, в новых школах преподается целый ряд предметов, как-то: арифметика, география, в особенности естествознание, которое совершенно противоречит мусульманскому мировоззрению.

Этот спор, где столкнулись старые взгляды с новыми, занесенными из Европы и Ближнего Востока, конечно, не мог замкнуться в стенах школ, не исчерпал себя препирательством на экзаменах; он должен был выйти и вышел наружу, в широкие круги бухарского общества.

Это было крупное столкновение джадидизма с кадымизмом, нового со старым.

Почти все бухарское общество приняло участие в этом споре и раскололось на две группы: джадидов и кадымов, т.е. прогрессистов и реакционеров. Во главе сторонников джадидизма стоял мулла Икрам; во главе кадымов - мулла Абдуразык, известный реакционер.

Эта борьба привела, естественно, к поражению еще не окрепшего джадидизма. Школы были закрыты, дети разогнаны по домам, с родителей правительством была взята подписка не обучать своих детей в будущем по жадидскому методу. Имя "джадид" стало синонимом безверия и всяких других преступлений. Не только джадиды были поставлены в положение бесправных людей, людей, лишенных всякого уважения, но и их сторонники, даже из весьма крупных и "почетных" людей страны. Этой участи не избежал и популярный Домулла Икрам. Этими событиями начинается период небольшой спячки внутри страны. Но работа не останавливается, центр тяжести работы переносится на подготовку кадров вне страны. Начинается полоса вербовки молодых способных людей из сочувствующей джадидам среды для посылки на учебу в культурные мусульманские центры России (Оренбург, Казань) и Турции (Константинополь). Начиная с этого времени джадиды переходят к методу печатной пропаганды своих идей.

Джадидам пришлось перевести на полулегальное положение всю свою деятельность, и, как часто бывает, полулегальные кружки стали работать активнее легальных. Таких пропагандистских, тайных организаций насчитывалось в Бухаре во время войны до десяти. Самыми сильными и активными были: Бухарская, Керкинская и Шахаршаузская.

Так шло развитие джадидизма в Бухаре. Джадидизм, возникший здесь позже, чем в других частях Туркестана, нашел здесь более благоприятную почву. Невыносимо тяжкая атмосфера бухарской общественной жизни, двойной царско-эмирский гнет повернули его с пути культурничества на путь политический, что видно хотя бы из литературной деятельности бухарских джадидов, которая в те времена имела значительные размеры.

Как раз в это время (с 1909 по 1915 г.) появился целый ряд упомянутых нами книг, содержавших жесточайшую критику существовавшего строя, безжалостно вскрывавшую все его многочисленные недостатки, разоблачавшую гнилую систему эмирата.

Сюда надо отнести, прежде всего, произведения Фитрата "Саяхи-Хинди" (Индийский путешественник) "Сайха", сборник стихов, "Айила" и несколько пьес, например, "Веки-Чан".

Большую роль в освободительной литературе играли также издававшиеся в 1912 г. газеты "Туран" и "Бухара и Шариф".

Затем опять наступает период легальной работы (1912, 1914 гг.). Нелегальная литературная деятельность приносит свои плоды. Несмотря на всяческие запреты книжки Фитрата распространяются очень хорошо, их читают с большим интересом во всех слоях общества, вокруг них ведутся споры.

Я не могу не отметить здесь особенно выдающегося значения таких брошюр Фитрата, как "Саяхи-Хинды", на которую реагировали не только в Бухаре, но и за пределами ее. Эта книжка появилась позже в переводе и на русском языке. "Сайха" - сборник патриотических стихов, чтение которых преследовалось не только бухарским, но и русским правительством, поскольку в этих стихах впервые в очень яркой форме была выставлена идея бухарской независимости, и значительные сторонники джадидизма в обществе, не исключая и правительственных сфер, дают возможность восстановить кое-что из потерянного.

С этого момента и начищается второй период культурно-просветительной работы джадидов, уже легальной.

Деятельность их по-прежнему началась в Бухаре, но скоро распространилась на Шахрисябз и Керки.

Новометодные школы были открыты следующими видными джадидами: Абду Бахил Бурхановым, Усман Ходжаевым, Мукамил Бурхановым27 и др.

Основной работой джадидов являлась в это время именно организация новометодных школ, подробное описание которых мы находим у Айни.

Однако Айни совершенно умалчивает о значении этих школ в деле подготовки политической борьбы с эмиром, в деле организации антиправительственных элементов и прямой агитации втянутых в работу школ родителей. Это, возможно, происходит оттого, что Айни принадлежал к группе старых джадидов, не сочувствовавшей активной борьбе с эмиратом и сводившей тактику исключительно к культурничеству.

Я лично весьма хорошо помню, как в школах Усман Ходжаева, Бурханова и др. неоднократно собирались наши товарищи, собирали родителей, детей и начинали под тем или иным соусом, сначала весьма робко, а затем открыто агитацию против эмира лично и его правительства. Главными аргументами, конечно, являлись порабощение Бухары царской Россией, отсталость, некультурность, невежество духовенства, разврат и роскошь эмирского двора, произвол властей, тяжесть налогового бремени и многое другое.

Когда в 1913 г. и начале 1914 г. эмир закрыл новометодные школы, Фитрат, Ата Ходжаев28 и многие другие покинули Бухару и в весьма короткое время сумели организовать сеть таких же школ по разным городам. Население встречало их с большим сочувствием. Несмотря на приказание эмирского правительства, местные власти не могли закрыть новометодные школы в таких городах, как Керки и Шахрисябз, - так велика была поддержка этих школ со стороны населения. Вокруг них объединилось все, что было живого в эмирской Бухаре. Они служили той кузницей, в которой выковывалась значительная часть работников Бухарской революции 1918-20 гг.

Так вокруг новометодных школ и тайных кружков медленно накапливались силы прогрессивной оппозиции. Эти силы были еще не велики: подлинные широкие массы почти еще не были затронуты джадидской пропагандой, но штаб джадидизма, его головка, складывались и оформлялись в этой работе.

Медленно, благодаря своеобразию окружающих условий, с большим трудом, но все же росли и крепли будущие партийные кадры младобухарцев.

Это была кропотливая, тягостная и малозаметная работа и борьба.

Жестокие преследования власти, отсутствие мощной поддержки, сильнейшие религиозные предрассудки, давившие, как стопудовая гиря, на сознание народа, - все это, конечно, препятствовало джадидскому движению извне.

Некультурность, зараженность предрассудками, феодально-патриархальный уклад семейной жизни, деловые заботы службы и торговли, вообще заботы о личном благосостоянии у самих джадидов ослабляли и разлагали движение изнутри.

Джадидизм переживал своего рода кризис в 1914-1915 гг., когда под давлением двойной цензуры были закрыты издававшиеся газеты и усилились придирки эмирской администрации к легальным обществам, в том числе к издательству и книжному магазину "Маарифат".

Этому, конечно, способствовал другой момент, о котором мы не можем не упомянуть и который внес в ряды деятелей джадидизма некоторые разногласия.

Этот момент заключается в том, что по возвращении своем с учебы - из Константинополя и Оренбурга - многие ученики уже не были согласны со своими прежними учителями - старыми деятелями джадидизма - ни в смысле целей, ни в смысле методов работы. Их уже более не удовлетворяла прежняя мечтательность джадидов, не выходящая из рамок узкого культурничества, замкнутая внутри стен Бухары. Они требовали выдвижения политического момента, точной формулировки политических задач.

В их новых требованиях уже ясно звучали мотивы народничества. Они предлагали бороться за снижение налогов, за облегчение тяжкой доли дехканства. Они критиковали деятельность чиновников и требовали вмешательства джадидов, в целях ограничения чиновничьего произвола.

Эти новые требования возвратившихся с учебы молодых джадидов нашли горячий отклик у сочувствующей джадидизму молодежи из самых разнообразных слоев населения тогдашней Бухары, и они же вызвали первую дифференциацию джадидизма, первое расслоение его рядов на джадидов старого толка и левое крыло, состоящее в основном из молодежи.

Во главе джадидов старого толка встал Абду Вахид Бурханов, во главе левых - Фитрат.

В своем месте мы укажем на те серьезные последствия, которые вызывали эти разногласия для последующих событий в Бухаре.

Однако преследования эмирской администрации, с одной стороны, и русского политического агентства и царской полиции, с другой, вели организацию к замкнутости и содействовали в то же время ее сплочению.



Источник: http://uz-left.narod.ru/txt/hodzhaev/5.htm
Категория: Мои статьи | Добавил: jadid (27.07.2007) | Автор: Ходжаев Ф.
Просмотров: 2626 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2018